Spa-zhemchuzhina.ru

Здоровье и Уход
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Люди которые не читают книги

Продолжите фразу- Люди, которые не читают книги .

Продолжите фразу- Люди, которые не читают книги .

• Люди, которые не читают книги не образованны и не знают грамоты;

• люди, которые не читают книги скучны, как пустые комнаты, в которых нечего рассматривать;

• люди, которые не читают книги, словно бесцветные, выцветшие и не яркие картины, по которым скользит взгляд, но видит рисунка;

• люди, которые не читают книги не умеют понять всей сути жизни и всей ее глубины, поскольку судят о ней со стороны собственного представления, а жизнь многообразнее;

• люди, которые не читают книги не обладают гибким мышлением, им всегда что-то не хватает, чтобы судить масштабно;

• люди, которые не читают книги могут быть интересны сами по себе и быть довольно грамотными, если умеют видеть самую суть жизни, но для счастья им все равно не хватает малости — погрузиться в художественный, или научный сюжет, изучить, подержать в руках книгу, чтобы увлечься, попасть в этот сказочный, красочный, глубокий мир, отдельный мир со своими правилами и сущностью — книжный мир, ни на что не похожий.

Люди,которые не читают книги — меньше подвержены беспокойству и сопереживанию.

Беспокойств и сопереживаний им хватает в жизни. А делать это еще и за чужих людей — это уже перебор.

Люди, которые не читают книги — предпочитают заниматься сексом наяву, а не зачитываться описаниями чужого удовольствия.

Люди, которые не читают книги больше бывают на природе.

Отдыхать, путешествуя лично, куда приятнее, чем представлять описания природы той, которой ты ни когда не увидишь, тем более, эти эти описания полный или частичный вымысел автора или его субъективное восприятие действительности.

Люди, которые не читают книги, особенно по кулинарии — остаются здоровыми на долгие годы, по сравнению с теми, кто их обожает.

То, что там написано, зачастую, приводит в малом случае, к несварению желудка, а то и изменению приоритетов, где приоритетами и жизненной необходимостью становится частое посещение поликлиники и больница, становится им родным домом.

Люди, которые не читают книги — крепче спят, потому как им не бывает жалко потраченных денег на множество листов бумаги «склеенных» вместе, с нанесенными на неё знаками — буквами, располагающимися в хаотичном порядке и означающими незнамо чего, просто очередной бред, зачастую нездорового в психологическом смысле человека.

Люди, на конец, не читающие книги — это. не люди, а ограниченные существа:

которые не живут полной жизнью и упускают возможность порадоваться или по сопереживать другому;

не могут представить как приятно незнакомому тебе человеку интимная близость с его любимым человеком;

не смогут развить своего воображения и увидеть в облаках барашков, пробегающих по небу;

не захотят исправить то, что понаписано, часто, далекими от кулинарии людьми и тем самым избавить людей от угрожающей их опасности;

не смогут разозлиться на нерадивых писак и самим написать что — то стоящее, приемлемое для всеобщего внимания и просто люди, не растут в интеллектуальном смысле, не богатеют умом, не пополняют себя эмоциями, нравственностью, обширными знаниями и не зажигаются, подвигая себя на какие — либо свершения и поступки.

Они по настоящему не живут, а просто обогащают свое бренное тело пищей, перерабатывая её в ненужное, лелеют тело сном и ждут в гости старушку в черном с сельскохозяйственным орудием труда. Удачи.

Всем мужчинам, которые не читают книги, написанные женщинами

Автор: Лоррейн Берри

Трудно говорить с кем-то о книгах, когда этот кто-то вонзает большую иглу в мышцу рядом с вашим левым глазом. Но каждый раз, когда я встречаюсь со своим неврологом, он хочет поговорить о литературе.

Я борюсь с ужасной мигренью, которая выводит меня из строя пять или шесть раз в неделю. Меня мучает хроническая боль, но за девять лет я научилась относиться к сильной боли и к вспышкам света, которые пронизывают мое поле зрения, как к части повседневной жизни. Обезболивающее – в первую очередь опиоиды – помогает, но поиск профилактического средства от мигрени не удался.

Девять месяцев назад мой страховой план, финансируемый Законом о доступном здравоохранении, окончательно одобрил мне инъекции ботокса. То, что инъекции ботулотоксина в мыщцы могут предотвратить мигрень, не совсем изучено, но клинические испытания показывают, что для некоторых людей, страдающих мигренью, это работает, хотя для ощущения эффекта необходимо пройти процедуру два-три раза.

Невролог, который делает уколы, не мой постоянный врач. Доктор с ботоксом – белый мужчина средних лет. На нашей первой встрече он спросил меня, чем я зарабатываю на жизнь. Я сказала ему, что я писатель, и у нас было краткое обсуждение того, о чем я пишу. Три месяца спустя, когда мы снова встретились, я читала «Подземную железную дорогу» Колсона Вайтхеда . Доктор поделился со мной, что он читал книгу о дне вторжения в Нормандию, и мы пару минут поболтали о моем посещении маленького музея на участке высадки в Арроманш-ле-Бен.

В начале февраля я снова пришла на уколы. В тот момент я читала расширенную копию «Линкольна в бардо» Джорджа Сондерса . И пока доктор подготавливал мой лоб, протирая его спиртовой салфеткой, я упомянула, какой хорошей мне показалась эта книга, и что я не удивлюсь, если она станет финалистом Пулитцеровской премии за художественную литературу.

Как оказалось, я попала в больное для доктора место, и он пожаловался мне, что недавно дочитал книгу, которая получила Пулитцер несколько лет назад. «Я думал, что книги, получившие Пулитцеровскую премию, должны быть лучшими книгами, изданными в этом году, – сказал он. – Но я не был впечатлен». Затем он упомянул пару других книг, которые он недавно взял, и спросил меня, думаю ли я, что они ему понравятся.

«Мне трудно сказать», – сказала я. Я думала о том, как выбрать слова. Доктор в то время прижимал палец в латексе к следующему месту вдоль моей линии роста волос, куда он собирался вставить иглу. «Кажется, вы выбрали книги более мужские, чем я обычно читаю. Я имею в виду, что они уважаемые писатели, но они известны тем, что пишут книги, ориентированные на мужчин». Один из писателей, которого он упомянул, написал о невзгодах мужчины в пригороде, а другой – о жизни на западе. Они не обязательно были именно мужскими, хотя по крайней мере один из упомянутых им авторов подвергся критике за изображение женских персонажей, единственной ролью которых, казалось, было их служение мужчинам.

«Это интересная теория, – сказал он. – Я не думаю, что когда-либо читал книгу, написанную женщиной. Подождите минутку. Да. Читал. Паутинку Шарлотты ».

Как и большинство женщин, я давным-давно научилась не реагировать на те высказывания мужчин, которые ощущаются как удар под дых. Это обратная сторона снисходительного отношения к женщинам. В присутствии человека, который является полным незнакомцем, вы не реагируете таким образом, который может вызвать его гнев. Особенно в маленькой закрытой комнате наедине с человеком, который как раз вводит вам яд.

Читать еще:  Свитер с вышивкой с чем носить

«На самом деле, – сказала я ровным тоном, – «Паутинку Шарлотты» написал Элвин Брукс Уайт , который был мужчиной. Он был тем же человеком, который написал «Элементы стиля»».

Что я на самом деле хотела сказать: «ЧТО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ТЫ ИМЕЕШЬ В ВИДУ, КОГДА ГОВОРИШЬ, ЧТО НИКОГДА НЕ ЧИТАЛ КНИГУ, НАПИСАННУЮ ЖЕНЩИНОЙ?»

И пока одна часть моего мозга была ошеломлена информацией, другая часть моего мозга совсем не была удивлена. Я писала об этом несколько раз. Как и многие писатели.

Больше двадцати лет назад Франсин Проуз написала эссе для издания «Harper’s». Эссе «Аромат женских чернил» исследовало нарыв, давно зреющий в американских изданиях. В этом гнилом мире, который она изучала своей ручкой, авторы-мужчины превосходили авторов-женщин с большим отрывом в большинстве крупных изданий и литературных журналах; мужчины выигрывали превосходящее количество литературных наград; и писателям мужчинам, таким как Норман Мейлер , могли сойти с рук следующие заявления:

Я должен сделать ужасное заявление – мне нечего сказать ни об одной из талантливых женщин, которые пишут сегодня. Из-за одного моего несомненного недостатка – я не могу их читать. На самом деле я сомневаюсь, станет ли хоть одна женщина-писатель действительно захватывающей раньше, чем первая шлюха станет девочкой по вызову и расскажет свою историю. Рискуя заполучить дюжину злейших врагов на всю жизнь, я скажу, что запах, который я каждый раз чую от женских чернил, всегда обреченный, устаревший, причудливый, ничтожный. Это запах психоза, изувеченности, жути, светскости, фригидности, налета барокко, прихоти разукрашенного манекена, или еще чего-то яркого и мертворожденного. Так как у меня никогда не получалось читать Вирджинию Вульф, и иногда я хочу поверить, что это, предположительно, моя вина, этот вердикт может быть справедливо воспринят как косноязычие дурновкусия, по крайней мере теми читателями, что не разделяют со мной эту точку зрения, – но хороший романист может обойтись без всего, кроме остатка своих шаров.

Женщины-потребители тратят на книги больше, чем мужчины, хотя «вероятнее всего» человеком, покупающим книгу, является темнокожая женщина с высшим образованием. И все еще с большей вероятностью публикуют мужчин. До сих пор больше книг издается мужчинами, а я не говорю о книгах из девятнадцатого века. В 2017 году статья Франсин Проуз должна казаться историческим артефактом, но любой, кто обращает внимание, знает, что, хотя произошли изменения, литературный мир не смог избежать той роли, которую играет предвзятость в том, кто публикуется, кто рецензируется и где, и чьи работы, скорее всего, будут хвалить как «гениальные». (Давайте. Поищите в google «Литературный гений». Я подожду.)

Доктор – это доказательство, что когда речь заходит о женщинах, некоторые мужчины не слушают. Это земля, где истории женщин заглушают. Ребекка Солнит утверждает, что молчание – это состояние, навязанное бессильным. С точки зрения Солнит, когда женские истории не слышат, это акт заглушения. Это угнетение, конечным результатом которого является нехватка женщин в литературе, – это то же самое угнетение, которое приводит к нехватке писателей другого цвета кожи на страницах журналов и среди авторов. Ирония в том, что женщинам-авторам и авторам с другим цветом кожи не обязательно писать о женщинах или людях с другим цветом кожи: они могут писать о чем угодно. Предположение, что женщины могут писать только о женщинах, похоже на некое мнение традиционалистов о том, что женщинам разрешено выполнять только «женскую работу», какой бы она ни была.

Чтобы подтвердить ощущение недостатка историй, у нас также есть способ проверить эту нехватку: организация VIDA (феминистическая литературная организация – прим.пер.) опубликовала подсчет, который провели «Женщины в литературе». Изначально подписи в журналах и газетах рассматривались с бинарной точки зрения: мужчина – женщина.

В работе, которую провела Роксана Гей, список был расширен, чтобы включить исследование того количества, которое включало расовую и этническую идентичность писателей. Дальнейшее расширение позволило подсчету добавить категории по инвалидности и изучить сам пол, разбив бинарную структуру, чтобы учесть писателей, которые идентифицировали себя как транс-женщин или транс-мужчин, и в категориях гендерофлюида.

С разделением на эти категории выявились другие замалчиваемые типы. Хотя соотношение мужчин и женщин-писателей в 2010 году ужасает, дальнейшие подсчеты показывают, что даже в 2015 году, последнем году в котором велась статистика VIDA, вероятность того, что статья, которую вы читаете, была написана белым мужчиной или белой женщиной, все еще непропорциональна белому представлению в общей популяции. (В целях идентификации: я – белая гетеросексуальная цисгендерная женщина.)

Внимание, которое VIDA сконцентрировало на определенных изданиях, дало положительные результаты. Издания, которые опубликовали несколько женщин в 2010 году, усердно работали, чтобы достичь почти гендерного паритета к 2015 году. Однако другие издания отрицают подсчеты VIDA, настаивая на том, что попытка выйти за пределы своих сетей писателей-мужчин в поисках женщин-писателей каким-то образом нарушит баланс материала, который они производят.

Но фраза моего доктора снова напомнила мне, что за пределами мира, где люди читают об этой статистике, цыкают зубом или качают головами, есть мир, в котором многие читатели книг все еще выбирают книгу, имя на обложке которой соответствует полу читателя.

Уважаемый невролог – это не необразованный человек, поэтому любая попытка отнести комментарий моего доктора к общему невежеству не работает. Он знал о книгах достаточно, чтобы знать, что такое Пулитцеровская премия и сформировать мнение о том, чего он может ожидать от книги, получившей приз. На что он жаловался мне, так это на то, что книга, которую он прочитал, не оправдала его ожиданий относительно хорошего языка. Размышляя об этом и о других вещах, которые он мне сказал, я рискну предположить, что он одновременно культурный и политический консерватор. Я также предполагаю, что он не читает мою работу. Здесь, во Флориде, куда я переехала в начале 2016 года, я обнаружила, что большинство людей не разделяют мои взгляды. Но доктор удивил меня.

После признания, что он никогда не читал книгу, написанную женщиной, он попросил меня предложить книгу. «Кого из женщин-писателей мне следует прочитать?»

Этот вопрос лишил меня дара речи, так как ответ настолько огромен, что не имеет смысла. Я пролопотала что-то невнятное, и он спросил меня, не позвоню ли я в его офис позже, чтобы дать ему несколько рекомендаций. Когда я ехала домой, мой мозг наводнили имена писательниц и названия книг, которые я любила. Глория Нейлор. Чимаманда Нгози Адичи . Маргарет Этвуд . Кэрол Шилдс . «Женщина вверх по лестнице» («The Woman Upstairs»). «Девочки в огне» . «Джейн Эйр» . Эти и десятки имен и названий книг пролетали у меня в голове.

Читать еще:  Посоветуйте интересную книгу

В конце концов я остановилась на Хилари Мантел и «Вулфхолле» . Я подумала, что история прихода к власти Томаса Кромвеля, интрига при дворе Генриха VIII и то, что Мантель рассказывает историю с точки зрения Кромвеля – все это казалось аспектами романа, который мог бы привлечь его внимание.

Я сопротивлялась искушению отправить ему совет почитать Октавию Батлер или Маргарет Этвуд . Я думала, что сразу вызывать у него чувство дискомфорта – не лучший способ начать. Книги, которые он упоминал, не нравились мужчинам, не были столь культурно сложными, поэтому я не видела смысла в том, чтобы предлагать ему женщину-писателя, которая вызвала бы те же чувства. И я бы также не стала упоминать сборник рассказов Мантел «Убийство Маргарет Тэтчер» . Он мог найти его самостоятельно.

Я снова его увижу в мае. Я надеюсь, что он последует моему совету и прочтет Мантел. Возможно, он даже взял сиквел «Внесите тела» , хотя я этого от него не жду. Если он опять попросит меня посоветовать ему книгу, я уже знаю, что мне порекомендовать: «Половину желтого солнца» Чимаманды Нгози Адичи, книгу, выпущенную во время гражданской войны в Нигерии, которую многие помнят как «Гражданскую войну в Биафре».

Если бы я хотела, чтобы он прочитал художественную литературу, которая отражала бы мой опыт взросления как девушки-иммигрантки из рабочего класса в Америке, мой отбор литературы был бы жестким, отражая то, как классовая система оказывает несопоставимое влияние на тех, кто впрягается в литературный мир, и на тех, у кого есть время, необходимое, чтобы писать.

Но пока просто заставить его прочитать книгу, написанную женщиной, – это сложная задача. В стране, где только семьдесят два процента взрослых в прошлом году прочитали хоть какую-то книгу, поделиться всеми нашими историями – сложная задача для всех нас. Когда вы в последний раз читали книгу, написанную не автором, чья идентичность совпадала с вашей? Это вопрос, который мы все должны задать себе.

Если человек не читает книг, то он тупеет

Из-за развития цифровых технологий люди перестали читать бумажные книги. Как выяснил опрос фонда «Общественное мнение», большинство россиян предпочитает просмотр фильмов и аудиокниги. И зря: исследование нейрофизиологов из Великобритании доказало, что это занятие приносит для организма не меньше пользы, чем спортивные упражнения, пишет pravda.ru. Ведь в процессе чтения человек упражняет мозг. В эксперименте ученые поместили добровольцев в камеру аппарата МРТ и попросили их прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд «, текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Участников эксперимента попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также критически анализируя текст, как это делается перед сдачей экзамена. Аппарат МРТ позволил ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге человека в процессе чтения, и то, что они обнаружили, оказалось просто удивительным. Выяснилось, что при переходе от чтения для удовольствия к критическому восприятию информации, в мозгу человека происходит резкая смена видов нервной деятельности и характера кровообращения. В зависимости от способа прочтения книги человеческий организм задействует разные механизмы, позволяющие тренировать познавательные способности мозга. При этом каждый вид неврологической нагрузки несет свою пользу человеческому мозгу, являясь своего рода упражнением для него. При чтении кровь поступает в те области мозга, которые находятся вне зон, отвечающих за управление, и доходит до участков, связанных со способностями к концентрации и познанию. Этот эффект не возникает при просмотре телевизора или при игре на компьютере. Кроме того, читая авторов книг, которые очень хорошо пишут, человек тем самым учится и привыкает грамотно и понятно высказывать свои мысли. КСТАТИ: 100 книг, которые должна прочесть молодежь. Акцию «Составь список 100 книг для молодежи» мы — КП — начали вместе с читателями, после того как Владимир Путин предложил сформировать книжный топ-100 для читателей того возраста, в котором формируются вкусы, характер, представления о жизни, о мире. И дело вовсе не в том, что предложил ВВП : проблема того, на чем вырастет новое поколение, каким оно будет, в какой стране оно будет жить, действительно актуальна в наше время как никогда. И тут без книг, без запаса знаний и чувств совсем никак. Кто из них выйдет, если будут читать одну ерунду?! «Комсомолка», кстати, совсем недавно выпустила «Золотую коллекцию для юношества» (40 томов). Серия имела невероятный успех — тираж 6 млн. экземпляров разошелся влет. Таким же тиражом раскупили «Книжную коллекцию». Сейчас так же успешно идет у читателей серия « Великие поэты». Так что разговоры о том, что мы совсем уж готовы заменить книжки компьютерными играми, — в пользу безграмотных. А то, что предложили читатели — здесь http://www.kp.ru/daily/25835/2808761.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Почему люди не читают книги?

Надо ли заставлять детей, да и себя самого читать? Почему падает интерес к литературе? Зачем читать много, и что это дает? На эти вопросы мы постараемся ответить в этой статье о книгах и чтении.

Любая статистика может подтвердить, что интерес к литературе заметно падает. Если в советское время мы еще считались самой читающей страной, то сегодня Россия занимает лишь 34-е место в мировом рейтинге. Вывод напрашивается сам собой. Значение книги в жизни человека явно меняется. Меняются авторы, меняются способы получения информации, ее носители и доступность. Но стоит ли этого опасаться и бить тревогу?

Так оценивает ситуацию известный писатель Виктор Ерофеев: «Огромное количество людей в разные времена кричали, что заканчивается культура. Видимо, на этом поколении она и закончится в том виде, в котором мы ее себе представляли многие века. На нашу планету наступает эпидемия в виде оглупления. Такая фатальная эпидемия глупости».

Журналист Иветта Смольянинова вспоминает: в детстве мои родители всегда говорили: «Читай больше книжек, иначе никогда не станешь достойным человеком». Что означало «быть достойным человеком», я все равно не понимала, но на меня этот метод подействовал. Спустя 10 лет тем же способом родители пытались привить любовь к чтению младшей сестре. Результат оказался неудовлетворительным. Ребенку элементарно было неинтересно перелистывать пожелтевшие страницы с мелким текстом. «И что, от этого я должна получать удовольствие?» — недоумевала сестра, разглядывая очередной книжный подарок. Это может показаться удивительным, но за относительно небольшое время ценность книги и ее роль в воспитании личности заметно поменялись.

С другой стороны, в книжных магазинах, действительно, все реже можно увидеть очередь за какой-нибудь книжной новинкой. Несмотря на то что ежедневно печатается огромное количество книг, все это разнообразие будто отталкивает читателя.

Читать еще:  Названия для музыкальной группы девочек

«Я очень хорошо помню эти толкучки у книжных магазинов в начале 80-х», — вспоминает музыкант Андрей Макаревич. — Тогда иметь у себя трехтомник Цветаевой считалось вещью действительно престижной”.

Почему же мода на чтение и представление о том, что интеллигентным и по-настоящему полноценным человеком и членом общества может быть только человек, не чуждый чтению прошло?

Ниже приведены несколько вариантов ответов на этот, в общем-то, риторический вопрос.

1. «Объелись чтением» в детстве. Отвращение к учебе, обязательные программы чтения теперь ассоциируются с чем-то неприятным. Не хочется возвращаться.

Кто-то считает, что период поглощения информации прошел, теперь время делать нечто другое.

2. У книг появились мощные конкуренты (ТВ с сотнями каналов, Интернет, социальные сети).

3. Слишком много работы, слишком мало свободного времени. Уставшему не до книг. В лучшем случае – телевизор, который можно смотреть, попутно делая какие-то свои дела.

Хотя как тут отдохнешь или расслабишься?

Для справки: за день семь ведущих каналов показывают «160 драк, 202 убийства, 6 ограблений, рассказали 302 негативные новости» (по статистике журнала Русский Дом, май 2009 г.).

4. Настоящее время требует активности, даже гиперактивности. Так считают многие. Иначе обгонят, иначе кто-то первый придет к успеху. Мы много суетимся и не выносим бездействия, полагая, что только действия и ведут к результату. Хотя, как правило – умение размышлять и есть необходимое качество в достижении цели. Чтение же требует временного бездействия, но разве мы готовы к таким жертвам.

Мы обращаемся к книге с какой-либо целью. Кто-то от того, что ему нечем заняться, кто-то – потому что это учебное задание, а кто-то ищет в книгах ответы на вопросы.

Без чтения была немыслима наша жизнь. Люди читают по разным причинам. Читают для того, чтобы получить новую информацию, необходимую для жизни, для работы. За чтением отдыхают от повседневных забот, отвлекаются, расширяют свой кругозор. На данный момент, развлекательному чтению отдана пальма первенства. Человек в течение дня испытывает множество стрессовых нагрузок, у него накапливаются отрицательные эмоции. Душевное напряжение. А «легкое чтение» помогает расслабиться и снять напряжение, погрузиться в другую жизнь, страну, век. Чтение обогащает эмоционально.

Настоящая литература помогает жить полнее. Человек ищет в книгах часто то, чего ему не хватает в жизни. Или в книге находит отражение того, что происходит в его душе, в его жизни.

Чтение — это образование, учеба. Когда нужный материал выложен на бумаге, его можно перечитать несколько раз, запомнить. Книга хранит в себе научные открытия, исторические факты, всевозможные, необходимые сведения. Хорошая литература требует от читателя осмысления, переживания, работы ума и чувств. При помощи книг читатель воспитывает самого себя, сравнивает свои поступки с поступками героев, ищет примеры и идеалы. Задавая вопросы: «Как устроен мир? Зачем я живу? Кто я?», человек погружается в них, начинает понимать себя, пытается разобраться в своих чувствах и поступках, лучше понимает других людей. И в этом ему помогает литература. Сюжеты некоторых книг мы запоминаем на всю жизнь, а любимые произведения перечитываем снова. А читая книги умных, хороших авторов человек учится сам правильно и красиво говорить. Время, которое проведено за книгой никогда не будет потерянно зря. Люди перестают мыслить, когда не читают.

Когда вы читаете произведения разных жанров, то сталкиваетесь со словами, которые обычно не используются в повседневной речи. Если какое-то слово вам незнакомо, совсем не обязательно искать в словаре его определение. Иногда о значении термина можно понять по содержанию. Чтение помогает не только в увеличении словарного запаса, но и повышает вашу общую грамотность.

За счет чтения повышается не только грамотность, но и ваши речевые навыки — способность четко, ясно и красиво формулировать свои мысли. Уже после прочтения нескольких классических произведений в вас повысится талант рассказчика. Вы станете более интересным собеседником, производя особенно большое впечатление на тех людей, которые не читают вообще.

Одно из важных преимуществ чтения книг — это тот положительный эффект, который оно оказывает на наше мышление. При чтении мы больше рассуждаем, чтобы понять ту или иную идею произведения. Мы обычно представляем много деталей: персонажей, их одежду, окружающие предметы. Также необходимо помнить множество вещей, которые нужны для понимания произведения. Это тренирует память и логику.

С другой стороны, автор материала придерживается едва ли не противоположной точки зрения, красноречиво приводя афоризм великого кормчего: “Сколько книг ни читай — императором не станешь”.

По его мнению, книги наносят непоправимый вред человеку, так как личность читающего растворяется в процессе книгочтения. Особенно если прочитанное сложно для восприятия. “Возьмем, к примеру, “Войну и мир” Толстого. Человек во вменяемом состоянии не способен прочитать ее до конца. То есть дочитать-то дочитает, но. Если книга — это диалог автора с читателем, то на второй сотне страниц (зависит от восприимчивости конкретного читателя) диалог плавно прекращается и перетекает в монолог автора, впихивающего в читателя свои идеи, стереотипы и домыслы.
Частично я с этим согласен. В Англии исследовали читающую аудиторию на тему: “Дочитываете ли вы толстые книги до конца?”. Вывод неотрадный. Никто никогда не дочитывает книгу более 500 страниц. В эту обойму попали Джеймс Джойс с романом “Улисс” и наш Лев Толстой с “Войной и миром”.

В мире, где время – деньги, совсем не остается времени на такие пустяки, как фэнтези, романы или боевики. В жизни всего этого более чем достаточно. Самые отъявленные даже скажут: «Вместо 5 дней чтения книги можно не только судьбу встретить, но и новую звезду открыть». Чтение особенно художественной литературы крайне не выгодно и не практично. Ведь успешны нынче только те, у кого кроме цели, конкретно обозначенной в количестве и во времени достижения, еще и 25 рабочих часов в сутки.

Когда-то осведомленность в шедеврах античной литературы вызывала восхищение, нынче вектор на ботанизм плюсика к имиджу не добавит. К тому же большая часть из тех, кто все же «отдается» Булгакову или Шевченко, не только не выносит поучительного смысла, одной книгой в год не развивает воображения и словарного запаса, но и уже через три дня не может вспомнить имена главных героев и воспроизвести сюжетные линии произведения. Это говорит скорее о показательном представлении, нежели об осознанном увлечении.

Что же можно сказать в заключение? Если Вы всё-таки решили открыть пыльный книжный шкаф в своей гостиной и заглянуть туда, то знайте: любовь к хорошей книге, привычку читать, надо воспитывать с детства. И это задача родителей — привить любовь к чтению, впустить ребенка в волшебный мир литературы. Читатель проживает тысячу жизней, прежде чем умрет. Человек, который никогда не читает, переживает только одну.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector